На сегодняшний день защита прав на
интеллектуальную собственность не роскошь,
а суровая необходимость.

 
» » » Объем правовой охраны промышленного образца как неисчислимая мирным путем переменная
на правах рекламы

Объем правовой охраны промышленного образца как неисчислимая мирным путем переменная

 

Е. В. ПЕТРОВСКАЯ
патентный поверенный РФ,
Москва

 

Изменения в национальном законодательстве по промышленным образцам, отменившие словесную формулировку существенных признаков защищенных патентами предметов промышленного дизайна, очень упростили заявителям и их представителям работу по оформлению заявок, но сделали еще более неопределенным тот объем прав, который патентом на промышленный образец предоставляется. И хотя нынешнее определение объема правовой охраны: «совокупность существенных признаков промышленного образца, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, содержащихся в патенте на промышленный образец», очевидно приближает российскую систему охраны промышленных образцов к зарубежным аналогам (Алексеева О. Л. Совершенствование российского законодательства о промышленных образцах: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / РГИИС. М., 2005), говорить о том, что российское законодательство по охране промышленных образцов гармонизировано, например, с европейским, явно преждевременно. Тем не менее, существенное сближение произошло, и наиболее остро встал вопрос о том, что будет происходить в случаях предполагаемого нарушения прав на промышленный образец или оспаривания выдачи патента на промышленный образец: как будет определяться, что именно защищено патентом, нарушен ли патент. Еще большую значимость, чем во времена «патентов с перечнем», приобрела роль судебного эксперта, который берется провести патентно-правовые исследования и вынести заключение о том, содержатся ли в том или ином изделии все существенные признаки промышленного образца или совокупность признаков, производящих на информированного потребителя такое же общее впечатление, что и промышленный образец. Причем иногда такой эксперт не имеет в своем распоряжении никаких иных материалов для исследования, кроме изображений из патента. В этой связи представляется крайне актуальным изучение зарубежной судебной практики по делам, связанным с нарушением прав на промышленные образцы или оспариванием промышленных образцов, с целью эктраполяции уже отработанных подходов на российскую текущую ситуацию.

 

Американская практика рассмотрения споров о нарушении патента на промышленный образец отмечена несколькими последовательно сменявшими один другой подходами. В 1871 году в деле Gorham and Co против White (supreme.justia.com/cases/federal/us/81/511/) о нарушении патента США D1,440 на дизайн рукоятки столового прибора был впервые сформулирован принцип «рядового наблюдателя» (ordinary observer). Для этого спор пришлось довести до Верховного Суда: суд первой инстанции при определении существенного сходства между промышленным образцом и предположительно нарушающим его изделием руководствовался тем, что такое сходство должно определяться экспертом в конкретной области, который видит изделие и производит последовательное сравнение его отдельных элементов. Верховный Суд постановил, что для признания нарушения патента на промышленный образец достаточно, чтобы рядовой пользователь, потратив на сравнение двух объектов столько времени, сколько его требуется потребителям в обычной ситуации выбора товара, мог спутать одно с другим. Потому что покупателями являются именно рядовые пользователи, а не эксперты. Применив этот подход, Верховный Суд признал нарушение патента на рукоятки вилок и ложек в изделии White.

 

В последующих решениях американских судов появился также мотив новизны промышленного образца по отношению к предшествующим дизайнерским решениям, но закреплен как необходимый при сравнительном анализе критерий он был более чем через столетие: в 1984 году в деле Litton против Whirlpool (спор о предполагаемом нарушении дизайна микроволновой печи, защищенного патентом США D226,990) (openjurist.org/728/f2d/1423/litton-systems-inc-v-whirlpool-corporation) суд указал, что патентообладатель должен не только доказать существенное сходство между запатентованным и предположительно нарушающим изделиями на взгляд рядового наблюдателя, но и указать те отличия, которые определяют степень или уровень новизны (point of novelty) промышленного образца по сравнению с более ранними дизайнерскими решениями.

 

Со временем два применяемых критерия стали смешиваться и употребляться судами как единый: использовалось сравнение объектов «рядовым наблюдателем», на восприятие которого влияет знание о предшествующих дизайнерских объектах.

 

В 2008 году при рассмотрении спора между компаниями Egyptian Goddess и Swisa (via.library.depaul.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1122&context=jatip) по поводу дизайна маникюрного бруска (патент США D467,389) были, в том числе, проанализированы различные подходы и критерии, накопившиеся в судебной практике к этому времени, в результате чего критерий «point of novelty» был отменен. От окружных судов перестали требовать словесной формулировки объема правовой охраны (verbal claim construction), и единственным критерием для оценки сходства остался все тот же «взгляд рядового наблюдателя» с оговоркой, что суды могут использовать информацию о предшествующих дизайнерских решениях для того, чтобы понять предположительную реакцию рядового наблюдателя.

 

Интересным и показательным с аналитической точки зрения стало рассмотренное в 2011 году дело Victor Stanley v. Creative Pipe (www.designpatentschool.com/assets/Case%20Alert%20-%20Victor%20Stanley.pdf) о предполагаемом нарушении дизайна боковых элементов уличных скамеек по патенту США D523,263 (фиг. 1). Из двух предполагаемых нарушителей один (фиг. 2) был признан нарушающим патент на промышленный образец, а другой (фиг. 3) - нет. Помимо использования особенностей запатентованного промышленного образца судом были приняты во внимание и те отличия от запатентованного варианта, которые были присущи анализируемым изделиям, и вывод об общем впечатлении от каждого из них оказался различным.

 

 

Европейская практика по рассмотрению споров о нарушении промышленного образца демонстрирует иные критерии оценки сходства сравниваемых объектов. Правообладателю принадлежит исключительное право использования своего дизайна, а также любого другого дизайна, который не будет производить на информированных пользователей отличного (иного) общества впечатления с учетом степени дизайнерской свободы (COUNSIL REGULATION (EC) №6 / 2002 of 12 December 2001 on Community designs, Article 10). Соответственно, объем правовой охраны очень велик, и из когда-то малоэффективного инструмента для защиты прав на дизайн промышленный образец становится очень востребованным на территории Европы, в том числе благодаря сложившейся судебной практике. Показательным примером широкой правовой охраны Промышленного образца Сообщества (Registered Community Design, RCD) может служить рассмотренный в 2006 году спор между компаниями Procter & Gamble и Rekitt Benckiser (euipo.europa.eu/pdf/design/cdcourts/Air_wirck.pdf) по поводу дизайна колпачка для аэрозоля.

 

В 2002 году на P&G создали новый дизайн для крышки аэрозольного баллончика, который зарегистрировали в качестве промышленного образца Европейского Сообщества (Registered Community Design). Основная новизна была связана с механизмом распыления: ранее на верхней поверхности аэрозольных баллончиков была кнопка, которую надо было надавить, и спрей распылялся вертикально. В новом баллончике от P&G на крышке имелся рычаг, с помощью которого можно было распылять содержимое баллончика горизонтально. В 2004 году компания Rekitt Benckiser вывела на рынок аэрозольные баллончики, которые P&G сочли нарушающими их промышленный образец.

 

В решении по данному спору отмечается, что правовая охрана определяется изображениями, содержащимися в заявке на промышленный образец. Поскольку эти изображения представляют собой монохромный рисунок, правовая охрана касается формы и контуров изделия. При этом назначение промышленного образца, хотя в заявке и было указано, для определения объема правовой охраны несущественно. Поэтому при сравнении общих впечатлений от объектов сравнивались именно те элементы, которые присутствовали на изображениях промышленного образца, то есть форма и контуры изделия. Графические и цветовые элементы на баллончике Rekitt Benckiser при сравнении не учитывались. При сравнении общего впечатления от двух баллончиков общее впечатление оказалось очень сходным, даже несмотря на отдельные незначительные отличия, в результате чего промышленный образец был признан нарушенным.

 

Еще один, совсем свежий, пример иллюстрирует широту правовой охраны, предоставляемой промышленным образцам ЕС. В начале 2018 года было принято решение по спору между L’Oreal и RN Ventures по поводу дизайна косметической массажной насадки (trademarkblog.kluweriplaw.com/2018/03/23/successful-decision-loreal-barefaced-infringement-rnv/) (см. фиг. 4, 5). При определении объема правовой охраны учитывался так называемый «модельный ряд» (design corpus) - сведения об изделиях аналогичного назначения, ставшие известными до даты приоритета промышленного образца - чем сильнее отличия от известных изделий, тем шире правовая охрана. В результате, несмотря на выявленные отличия, общие впечатления были признаны сходными и исключительное право на промышленный образец нарушенным.

 

 

Концепция степени дизайнерской свободы и тесно связанное с ней понятие «насыщенности рынка» нашли яркое выражение в деле об оспаривании европейского промышленного образца «Радиатор» как не обладающего индивидуальным характером и не производящего на информированных потребителей иное общее впечатление, чем ранее известные дизайнерские движения. Ведомство по гармонизации и его Апелляционная инстанция вынесли решение об аннулировании регистрации, но при последующем рассмотрении в суде решения об аннулировании были отменены и регистрация промышленного образца сохранила свое действие (http://curia.europa.eu/juris/document/document.jsf?text=&docid=14910&pagelndex=0&doclang=FR&mode=lst&dir=&occ=first&part=1&cid=550674). В тексте судебного решения было отмечено, что информированными пользователями являются люди, покупающие и устанавливающие радиаторы бытового отопления у себя дома, а не дизайнеры таких изделий. При этом перед покупкой, как правило, потребители проводят некоторое исследование имеющихся на рынке предложений, сравнивая цену, материал, дизайн и т. д. Как следствие, информированные пользователи представляют себе модельный ряд изделий, но вряд ли способны отличить элементы, несущие чисто техническую функцию. Для того, чтобы определить, есть ли у промышленного образца индивидуальный характер, требуется учитывать степень дизайнерской свободы, на которую влияют и стандарты в определенных областях, и ограничения по материалу или себестоимости, и ограничения, которые накладывает сама форма того или иного изделия, и т. д. и т. п. Как следствие, два дизайнерских решения одного и того же объекта могут производить на рядовых пользователей одинаковое зрительное впечатление, даже несмотря на попытки их авторов создать что-то оригинальное. Однако информированные потребители видят незначительные отличия, что позволяет отличить одно изделие от другого. Соответственно, для определения степени дизайнерской свободы требуется выяснить уровень насыщенности рынка, после чего применяется стандартный критерий: чем выше насыщенность рынка в определенной области, тем ниже степень дизайнерской свободы, поэтому промышленной образец будет считаться оригинальным даже при незначительных отличиях от существующего модельного ряда. Именно такая трактовка критерия насыщенности рынка была применена в решении апелляционной инстанции Ведомства по Гармонизации. Тем не менее, в судебном решении было дано пояснение, что этот критерий не абсолютен, так как насыщенность рынка может быть вызвана широкой популярностью и востребованностью того или иного товара, и в этом случае свобода дизайнеров не ограничена, коль скоро они вольны в выборе новых форм или материалов или их компоновки и т. п. Но также следует учитывать, что если насыщенность рынка вызвана модными тенденциями и высоким спросом на товар, для информированных пользователей это повод учитывать те детали и нюансы, на которые при меньшей насыщенности рынка, возможно, внимание бы не обращалось.

 

Российским специалистам понятия «степень свободы дизайнера», «насыщенность рынка» и «информированный потребитель» знакомы из Рекомендаций по вопросам экспертизы заявок на промышленные образцы (далее - Рекомендации) (рекомендации по вопросам экспертизы заявок на промышленные образцы. - Утв. приказом Роспатента от 31.03.2009 №48). И хотя Рекомендации предназначены для экспертов Роспатента, в новой правовой реальности изложенные в Рекомендациях подходы представляются наиболее логичными и напрашивающимися при определении «общего впечатления» от промышленного образца и сравниваемого с ним объекта, поскольку первый этап проверки на соответствие условию патентоспособности «оригинальность» состоит именно в исключении «предоставления правовой охраны промышленному образцу, относящемуся к изделию, внешний вид которого производит такое же общее зрительное впечатление, которое производит известное изделие». Более того, те принципы и концепции, которые сформулированы в упомянутых выше судебных решениях по европейским промышленным образцам, уже содержатся в Рекомендациях. Это и необходимость «учитывать ограничения возможностей дизайнера, которые имели место при разработке проверяемого промышленного образца» и «насыщенность аналогового ряда (многообразие форм)» и «функциональные особенности изделия». Поэтому, с учетом Рекомендаций, анализ на совпадение общего впечатления от промышленного образца и сравниваемого с ним изделия представляется требующим приблизительно следующей последовательности действий:

- определение назначения изделия;

- выявление аналогового ряда изделий такого же назначения на дату приоритета промышленного образца;

- определение с учетом выявленного аналогового ряда тех особенностей промышленного образца, которые являются чисто функциональными и ограничивают свободу дизайнера;

- оценка степени насыщенности аналогового ряда, выполненная с учетом функциональных ограничений свободы дизайнера, и определение степени свободы дизайнера в целом;

- сравнительный анализ доминантных и (при необходимости) нюансных признаков сравниваемых объектов.

 

Такой подход был применен при проведении досудебной экспертизы о предполагаемом нарушении патента на промышленный образец «Люстра» №101542. Несмотря на выявленные отличия и насыщенность аналогового ряда, высокая степень дизайнерской свободы в выборе формы, материала, компоновки деталей, цветового решения и т. п. позволили сделать вывод о том, что общие впечатления от промышленного образца (фиг. 6) и сравниваемого изделия (фиг. 7) совпадают.

 

 

Аналогичный подход предопределил вывод о совпадении общих впечатлений от декоративной настенной панели, защищенной патентом на промышленный образец №98404 (фиг. 8) и продукции (фиг. 9) предполагаемого нарушителя при проведении судебной экспертизы. Незначительное ограничение дизайнерской свободы, выражающееся только в необходимости делать одну из сторон декоративной панели плоской для возможности крепления ее к стене, и полная свобода в выборе рисунка, композиции, материала, фактуры, рельефа и т. д. и т. п., наличие большого количества сходных признаков, как доминантных, так и нюансных, стали основанием для вывода о совпадении общих впечатлений.

 

 

Таким образом, объем правовой охраны, предоставляемой российским патентом на промышленный образец, является весьма неопределенной величиной до тех пор, пока патентообладатель не окажется в состоянии спора либо о нарушении патента, либо о его аннулировании. И здесь многое будет зависеть от участвующих в деле экспертов и применяемых ими подходов и критериев. Впрочем, неопределенность объема правовой охраны в «мирный период времени» характерна и для зарубежных промышленных образцов.

 


 

Петербургские коллегиальные чтения - 2018

 

Сборник докладов научно-практической конференции

(Санкт-Петербург, 27-29 июня 2018 г.)

 

Данный текст публикуется исключительно в целях пропаганды и просветительской деятельности в области прав интеллектуальной собственности. Основная цель публикации ознакомить граждан России с основами защиты прав на интеллектуальную собственность и для стимулирования интереса именно к этой теме.

 

НАШ АДРЕС: ул. Почтовая дом 11А корпус 6, Фёдоровское ГП
                             Ленинградская область, 187021
ТЕЛЕФОНЫ:   +7 (953) 170 8526 ;    +7 (952) 287 1680
ОГРНИП 318470400039914 ;    ИНН 470311977965
 

Изготовление и поддержка
данного сайта осуществляется
Alexey & Yulia Nikolev IS.
Провайдер: