На сегодняшний день защита прав на
интеллектуальную собственность не роскошь,
а суровая необходимость.

 
» » » Новое в правовой охране промышленного образца: эстетика и утилитаризм
на правах рекламы

Новое в правовой охране промышленного образца: эстетика и утилитаризм

 

 

В. Б. ВЛАСОВА,
ст. науч. сотрудник Института
философии РАН, канд. филос. наук,
Москва

 

 

Е. А. ДАНИЛИНА,
патентный поверенный РФ,
канд. юрид. наук,
Москва

Масштабное изменение концепции правовой охраны промышленных образцов в связи с реформой ГК РФ, произошедшей в 2014-2015 гг. после принятия Федерального закона от 12 марта 2014 г. №35-ФЗ (далее - Закон №35-ФЗ) (Федеральный закон от 12 марта 2014 г. №35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), требует нового осмысления. Как неоднократно указывалось в специальной литературе (Гаврилов Э. П. Правовая охрана промышленных образцов в России: прошлое, настоящее, будущее // Патенты и лицензии. 2014. №5), по промышленным образцам относительно мало доктринальных работ. Возможно, это связано с меньшим интересом заявителей к этому виду правовой охраны, нежели к изобретениям и полезным моделям. Статистические данные Роспатента (http://www1.fips.ru/wps/wcm/connect/content_ru/ru/industrial_designs/) с 2009 по 2012 годы свидетельствуют об уменьшении числа выдаваемых в год патентов на промышленные образцы с 4766 до 3381. Данные за 2013-2014 гг. пока не представлены, а прогнозировать число выданных патентов сейчас трудно из-за того, что в последний год произошли изменения законодательства, весьма существенные в отношении промышленных образцов.

 

Согласно п. 2.3 Рекомендаций по вопросам экспертизы заявок на промышленные образцы (Рекомендации по вопросам экспертизы заявок на промышленные образцы. - Утв. Приказом Роспатента от 31.03.2009 №48), промышленный образец признается оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия. В процессе экспертизы изучаются существенные признаки заявленного промышленного образцы с точки зрения общего зрительного впечатления, что позволяет сделать вывод об элементах искусствоведческого анализа в патентной экспертизе. Поэтому актуально рассмотреть возможности отнесения творческого результата к промышленным образцам и разграничить особенности промышленного образца, отличающие его от произведения искусства.

 

В. В. Кандинский (Кандинский В. В. О духовном в искусстве. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://modernlib.ru/books/kandinskiy_vasiliy/o_duhovnom_v_iskusstve/read_1/) писал: «Элементы конструкции картины следует именно теперь искать не в этом внешнем, а только во внутренней необходимости... Очень простое движение, цель которого неизвестна, действует уже само по себе, как значительное, таинственное, торжественное. И это остается таким, пока мы не знаем внешней практической цели движения. Оно действует тогда, как чистое звучание». У В. В. Кандинского мы встречаем идею о художественном произведении как об объекте, цель которого неизвестна. Возможно, именно в цели создания состоит различие произведений дизайна и высокого искусства. Как пишет далее В. В. Кандинский, «истинное произведение искусства возникает таинственным, загадочным, мистическим образом «из художника». Отделившись от него, оно получает самостоятельную жизнь, становится личностью, самостоятельным, духовно дышащим субъектом, ведущим также и материально реальную жизнь; оно является существом». Автор определяет прекрасное следующим образом: «Прекрасно то, что возникает из внутренней душевной необходимости. Прекрасно то, что прекрасно внутренне».

 

Попробуем провести параллели научных исследований промышленного образца как патентно-правового объекта и взглядов философов на сущность любого произведения и произведения искусства в частности.

 

Проблематика промышленного образца - довольно широкая и мало изученная. В известных работах ставились вопросы сочетания патентной и авторско-правовой охраны промышленного образца. Так, Э. П. Гаврилов (Гаврилов Э. П. Там же, с. 16.) предостерегал от возможности одновременного патентования изделия на имя одного лица и наличия авторских прав на эту же разработку у другого. Также очень интересны суждения В. А. Ушакова (Ушаков В. А. Условия патентоспособности промышленных образцов в России // Патенты и лицензии. 2012. №1, с. 20.) о правовой охране отделимых и неотделимых частей изделия. Однако для настоящего изложения важна иная направленность исследования, ведь эволюция понятия «промышленный образец» в российском праве интересна тем, что этот объект изменился концептуально: от художественно-конструкторского решения» к «решению внешнего вида изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства», как это теперь определено Законом №35-ФЗ.

 

Как совершенно правильно было отмечено В. А. Ушаковым (Ушаков В. А. Там же, с. 19), «создание промышленного образца диктуется спросом на рынке товаров, который определяется не художественными достоинствами изделия, а вкусовыми предпочтениями потребителя». Указанная автором рыночная предпосылка создания промышленного образца непосредственно относится к теме нашего доклада - В. А. Ушаков отметил важный, если не основной недостаток термина «художественный» в определении изделия промышленного дизайна, каковым является промышленный образец. Эстетические особенности промышленного образца именно этим отличаются от особенностей произведения искусства - высокой долей стандартизации, массовости, связанной с возможностью промышленного производства. Вкусовые предпочтения потребителя, мода, уровень развития дизайна, зависящий от уровня технологий, все это отличает промышленный образец от произведения искусства. Можно согласится с В. А. Ушаковым в том, что «условие "оригинальность" промышленного образца связано с созданием эстетических... особенностей внешнего вида изделия, повышающих ценность товара и делающих его более привлекательным для покупки». Автор ссылается в отношении оценки общего впечатления от промышленного образца, являющейся субъективной, на положения основания 14 Постановления Совета ЕС от 12 декабря 2001 г. №6/2002 «О промышленных образцах Сообщества», согласно которому проверка индивидуального характера промышленного образца предполагает коллегиальное рассмотрение заявки.

 

Отметим, что в английском языке слово «original» означает первоначальный, исконный, подлинный, а среди синонимов есть такие как «индивидуальный», «личный», «неизведанный», «новый». В русском языке слово «оригинальный» приобрело смысл чего-то из ряда вон выходящего, возвышающегося над достигнутым уровнем.

 

Обратимся к ст. 1349 ГК РФ «Объекты патентных прав», согласно п. 1 которой при последнем изменении данной статьи термин «художественное конструирование» заменен на «дизайн», и теперь промышленным образцом является результат интеллектуальной деятельности в сфере дизайна. Требования художественности, задававшего избыточно cтрогий подход к изделию как к произведению искусства, теперь нет. Требования нет, но проблема осталась.

 

Разграничение произведения искусства, отличие его от дизайнерской разработки, остается ключевым вопросом, прежде всего касающимся проведения экспертизы данного объекта интеллектуальных прав. Получается, что промышленный образец, в силу своих потребительских качеств, должен быть стандартизованным, доступным потребителю, и при этом требование оригинальности выводит его из разряда тривиальных разработок. Промышленный образец должен быть и массовым и оригинальным одновременно, в этом состоит дихотомия правого подхода к этому объекту промышленной собственности.

 

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 1352 ГК РФ «Условия патентоспособности промышленного образца» промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным. Отметим, что в данном определении сохранен термин «существенные признаки», характерный для патентного права. Однако в большей степени нас интересует правовая дефиниция понятия «оригинальность».

 

В соответствии с п. 3 ст. 1352 ГК РФ «промышленный образец является оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия, в частности если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца, неизвестно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия».

 

Все смешалось в этом определении. Творческий характер особенностей - это оригинальность, неизвестность из общедоступных сведений - это чисто патентное требование, аналогичное требованию «существенной новизны», а «впечатление информированного потребителя» уводит нас в мир товарных знаков с оговоркой о том, что в случае исследования товарного знака принимается во внимание впечатление как раз не информированного потребителя. Определение информированного потребителя (информированного пользователя) было впервые дано в работе О. Л. Алексеевой (Алексеева О. Л. Совершенствование российского законодательства о промышленных образцах : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М.: РГИИС, 2005, с. 6): «Информированный пользователь - это пользователь, обладающий информацией о факторах, ограничивающих возможности автора по созданию решения внешнего вида изделия, в котором воплощен или к которому применен промышленный образец, раскрытой в общедоступных сведениях на дату приоритета промышленного образца». Иначе говоря, такой пользователь знает о всех сложностях создания изделия и учитывает это при получении впечатления от него и при его оценке.

 

Желание законодателя оставить промышленный образец среди объектов патентного права привело к некоторому логическому противоречию в подходах к патентоспособности промышленного образца. Ключевым моментом является то, что промышленный образец остался среди объектов промышленной собственности, и его патентование приносит правообладателю патентную монополию, действующую даже в случае параллельных добросовестных разработок, - и это положительный момент в охране дизайна. Однако это же обстоятельство ставит большие вопросы перед экспертизой рассматриваемых объектов. Все-таки, что важнее в экспертизе изделия, заявленного в качестве промышленного образца, - сравнение существенных признаков с предшествующими разработками или впечатление, остающееся у информированного потребителя, фигура которого в упомянутом Законе не обозначена? Опыт Палаты по патентным спорам и судов показывает, что зачастую такой совершенно неангажированный «информированный потребитель» может выражать прямо противоположное впечатление, зависящее от той стороны спора, которую он представляет и от той проблемы, которую он досконально в меру своей компетенции изучил. В этом проявляется отмеченный В. А. Ушаковым (Ушаков В. А. Там же, с. 20) дуализм правовой природы промышленного образца, решающего двоякую задачу, касающуюся как декоративной, так и утилитарной функции изделия, связанной с обеспечением удобства пользователя.

 

По мнению Э. П. Гаврилова (Гаврилов Э. П. Там же, с. 13), в сфере промышленной собственности рассматриваемые нами объекты именуются «промышленные образцы», а в сфере авторского права те же объекты в 90 или в 100% случаев именуются как «произведения декоративно-прикладного искусства». И автор не считает возможным отделить эти объекты один от другого по сути: «Думаю, что отделить промышленные образцы от авторских произведений никогда не удастся. Поэтому надо заранее учитывать, что часть промышленных образцов будет охраняться авторским правом». Получается, что промышленные образцы и произведения декоративно-прикладного искусства (а в некоторых случаях и произведения высокого искусства) отделяются только способом выбранной правовой охраны, а именно патентной монополии или авторско-правовой защиты от копирования или имитации. Представляется, что предложенная Э. П. Гавриловым для подобных объектов кумулятивная правовая охрана уже заложена в действующем законодательстве, но требует комментариев ученых и налаживания практики.

 

Рассмотрим правовые положения п. 3 ст. 1354 ГК РФ, которые были существенно изменены Законом №35-ФЗ. Прежняя редакция данного пункта гласила: «Охрана интеллектуальных прав на промышленный образец предоставляется... в объеме, определяемом совокупностью его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца». В действующей редакции ГК РФ данная норма приведена следующим образом: «Охрана интеллектуальных прав на промышленный образец предоставляется... в объеме, определяемом совокупностью существенных признаков промышленного образца, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, содержащихся в патенте на промышленный образец». Перечень существенных признаков из определения объема правовой охраны исключен. В отношении необходимости перехода от совокупности изображений и перечня только к изображению внешнего вида О. Л. Алексеева (Алексеева О. Л. Там же) писала, что учет перечня существенных признаков был заимствован из законодательства об изобретениях, «поэтому объем правовой охраны, определяемый с помощью этого механизма по конкретным признакам изображения относительно уже, чем объем охраны, устанавливаемый с помощью зрительного образа или по общему впечатлению, производимому изображением изделия». Необходимо добавить, что именно включение в процесс экспертизы промышленного образца анализа перечня его существенных признаков позволяет признать данный объект объектом патентного права. В настоящее время не совсем ясно, как именно по общему впечатлению определить оригинальность и связанную с ней новизну заявленного в качестве промышленного образца изделия.

 

Посмотрим, как трактует особенности экспертизы ГК РФ. В ст. 1377 ГК РФ «Заявка на выдачу патента на промышленный образец» среди прочих требований к заявке обозначено требование к комплекту изображений изделия, которые должна содержать заявка: «комплект изображений изделия, дающих полное представление о существенных признаках промышленного образца, которые определяют эстетические особенности внешнего вида изделия».

 

Закон своими определениями приводит нас к вопросу об эстетических особенностях произведения искусства и объекта дизайна. Зададимся вопросом: возможно ли разделить такие объекты, какие их качества позволяют правильно провести их разграничение? Для этого нам понадобится философское осмысление поставленной проблемы.

 

Если следовать философским воззрениям Н. И. Киященко (Киященко Н. И. Эстетика жизни. - [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.philosophy.ru/phil/edu/ref/kiasch/est_teach.html), то эксперта в области промышленных образцов можно определить как «человека с развитой эстетически чувственностью и с высоким эстетическим и художественным вкусом», который, как правило, «безошибочно и точно судит обо всем, что связано с миром человеческих отношений, общения и действий человеческих». Именно такой человек может проанализировать зрительное впечатление и сделать вывод об оригинальности заявленного промышленного образца. И все-таки неясно, как разграничить произведение дизайна и произведение искусства.

 

Основы эстетического понимания произведения искусства и связь произведения искусства с правом заложены в работах И. Канта. Политико-юридические взгляды Канта содержатся преимущественно в трудах «Идеи всеобщей истории с космополитической точки зрения», «К вечному миру» и «Метафизические начала учения о праве».

 

И. Кант писал (Кант И. Сочинения. В 6 т. - М.: Мысль. 1963-1966. Т. 5. С. 240), что «красота - это форма целесообразности предмета, поскольку она воспринимается в нем без представления о цели». По И. Канту, «прекрасное, таким образом, - это категория, характеризующая объект в отношении к субъекту восприятия, именно в соответствии с неутилитарным созерцательным суждением вкуса на основе чувства удовольствия; или - это то, что нравится ради себя самого всем спонтанно и необходимо».

 

Таким образом, именно неутилитарный подход к произведению, его эстетическим особенностям, ориентирует человека на трансцендентальную сферу. Антитезой этому утверждению о «прекрасной целесообразности без цели» будет «прекрасная целесообразность с целью», свойственная промышленному образцу, и в этом лежит коренное отличие произведения дизайна от высокого искусства.

 

Все приведенные рассуждения лишь выглядят достаточно отвлеченными, на практике же встречаются случаи и попытки патентования единичного произведения, не имеющего утилитарного значения, и в период изменившегося законодательного подхода особенно важно четко провести дефиницию промышленного образца именно как произведения дизайна.

 


Петербургские коллегиальные чтения - 2015

Сборник докладов научно-практической конференции
(Санкт-Петербург, 24-26 июня 2015 г.)

Данный текст публикуется исключительно в целях пропаганды и просветительской деятельности в области прав интеллектуальной собственности. Основная цель публикации ознакомить граждан России с основами защиты прав на интеллектуальную собственность и для стимулирования интереса именно к этой теме.

НАШ АДРЕС: ул. Почтовая дом 11А корпус 6, Фёдоровское ГП
                             Ленинградская область, 187021
ТЕЛЕФОНЫ:   +7 (953) 170 8526 ;    +7 (952) 287 1680
ОГРНИП 318470400039914 ;    ИНН 470311977965
 

Изготовление и поддержка
данного сайта осуществляется
Alexey & Yulia Nikolev IS.
Провайдер: